Консонантные модальные категории » Ahier.ru — статьи, пресс-релизы, обзоры и заметки

Единственное известное исключение — язык ротокас (на о-ве Бугенвиль), где функционирует одна модальная оппозиция с положительной кинакемой в фонемах /р/, /t/, Д/, которым противостоят фонемы с отрицательной кинакемой этой оппозиции и с широчайше/, вариативностью на аллофоническом уровне реализации — несмычные и/или нешумные /brvj-wm/, /d/ir~n/, /gyvg/. Поскольку положительная кинакема включает в свою суб-стантную реализацию шумность к смычность, а отрицательная не требует ни того, ни другого, талую оппозицию можно определить как оппозицию шумносмычности.Простейшая структура преградной подкатегории состоит из одной оппозиции, положительная кинакема которой теоретически могла бы быть кинакемой либо смычнссти, либо проточное™. Практически, однако, выбор смычности в качестве положительной кинакемы в этой оппозиции мало вероятен, и преобладающее, а мохесг быть, и универсальное решение — единственная ггреградная оппозиция проточности. Это, в частности, находит свсе проявление в заметно меньшей численности проточных согласных фонем по сравнению с классом непроточных (смычных) в языках с zзумя преградннми етассами.Развертывание структуры преградной подкатегории заключается в становлении двух взаимно кентрарных кинакемных оппозиций — проточности и смычности. Приобретение кинакемами проточности и смычности равного статуса ведет, между прочим, к усилению тенденции к выравниванию численности этих двух преградных классов фонем. Но значительно более существенным результатом развертывания подкатегории является формирование третьего преградного класса фонем — с двумя однознаковыми преградными кинакемами. Теоретически возможен класс фонем с двумя отрицательными преградными кинакемами, но он нигде не реализуется, надо полагать, потому, что отсутствие и протока, и смычки означает отсутствие преграды — фундаментального, конституирующего компонента консонантной артикуляции. Не лишеко оснований предположение о том, что сочетание двух отрицательных преградных кинакем находит реализацию в гласных фонемах и служит фонологической маркировкой различия между подсистемами вокализма и консонантизма.Третий преградный класс объединяет фонемы с двумя положительными преградными кинакемами — смычно-проточные согласные. Включение их в консонантизм предполагает решение антропофонической проблемы совмещения взаимно противоположных способов образования преграды. В языках обнаруживаются три решения этой проблемы. Это, во-, первых, артикуляционное скольжение от смычки к протоку в аффрикатах, двупреградность — консонантный аналог двухрастворности у дифтонгоидов с расширением или сужением. Второе решение — совмещение смычки и протока во времени и их разъединение в пространстве, осуществляемое обычно в переднеязычной (иногда среднеязычной) смычке и в боковом протоке. Третье решение — быстрое чередование протока и смычки в вибрантной артикуляции. Таким образом, преградный класс смычно-проточных согласных фонем может включать в себя аффрикаты, латеральные и вибрантные согласные.В фональной подкатегории простейшая структура состоит из одной кинакемной оппозиции, в которой положительна кинакема либо сонорности, либо шумности в зависимости от выбора в качестве субстантной реализации положительной кинакемы одного из двух кардинальных типов звука — шума преодоления преграды или производимого в гортани тона. В языках мира, по-видимому, универсально решение в пользу оппозиции сонорности как единственной фональной оппозиции при неразвернутости данной подкатегории. В такой простейшей структуре формируются два фональных класса — фонем сонорных и несонорных, причем последний, обычно представлен глухими согласными. Языков с такой фональной структурой не очень много — к ним относятся маори, тамильский, чувашский, хантыйский, селькупский, корякский, чукотский, эскимосский, мансийский.Развернутая фональная подкатегория получает две взаимно контрарные кинакемные оппозиции — сонорности и шумности, совместно формирующие три или четыре фональных класса. При трех классах однознаковые фональные кинакемы в промежуточном фокальном классе могут быть как положительными, так и отрицательными. В первом случае этот класс характеризуется как шумно-сонорной, в традиционной терминологии — класс звонких согласных, которое достаточно четко отличаются от шумных несонорных, т.е. глухих, сзоим тоновым, сонорным кинакемным компонентом. Такая модель фональной подкатегории широко распространена в языках мира.Другая трехклассная фональная модель — с сзумя отрицательными кинакемами в промежуточном классе — представлена в языках мира не менее широко. Промежуточный класс характерлг/ется как слабошумный и слабосонорный, ленисный, тогда как противостоящий ему класс шумных согласных, не отличающийся от неге кинакемой несонорности, характеризуется общим усилением шумовог: компонента с помощью придыхательности, напряженности, несколъно увеличенной длительности и т.п. Следует подчеркнуть, что в подобных случаях эти антропофонические явления не служат субстанцией для соответствующих отдельных кинакемных оппозиций, а входят в хомплексную реализацию кинакемы шумности.Модель с четырьмя фональными классами содержит два промежуточных класса — с двумя положительными кинакемаю и с двумя отрицательными. Последний практически не отличается от эписанного выше класса ленисных, т.е. слабошумных и слабосонорных. Но класс шумно-сонорных при этой модели не может быть классом звонких согласных, так как, по-видимому, сосуществование з одном языке противопоставленных фонологически звонких и ленисянх согласных невозможно (хотя вполне допустимо их использование хак аллофонов у фонем единственного промежуточного фонального класса — например, в английском консонантизме). Сочетание сонорности с шумностью в рассматриваемой модели реализуется в классе глухих сонантов, для которых характерны частичная десоноризация и сильное придыхание как шумовой компонент артикуляции — таковы /т/, /п/, /fj/, /1/, /г/, /о/ в исландском языке, /п/, /1/, /г/ в саамском, /ю/, /п/, /g/* /д/» /1/ в бирманском. В датских /W> 1 /д’Л /*•/> /W /У /ч /г9/ шумовой компонент реализуется в гортанной смычке (std) характерной для артикуляции этих шумно-сонорных согласных фонем в отличие от их нешумных сонорных коррелятов.Определенные тенденции присущи взаимодействию двух подкатегорий в рамках консонантной модальной категории, Кинакема проточности не во всех языках сочетается в одной фонеме с двумя одно-знаковыми фональными кинакемами, что ведет к отсутствию проточных фонем в промежуточном фональном классе звонких пли ленисных фонем в таких языках, как испанский, датский, исландский, санскритский, малагасийский, тагальский, йоруба, корейский, монгольский, якутский, тувинский, шорский, алтайский, кетский, ценецкий. В немецком языке у проточных, в отличие от смычных, сложился объединенный зональный класс нешумных согласных фонем — ленисных и сонорных по субстантным реализациям /v/, /z/, /j/, /г/. Промежуточный фональ-ный класс отсутствует у аффрикат в русском, немецком, марийском, фризском, чеченском и в обоих мордовских языках.Особый интерес представляет специфика взаимоотношений между оппозициями сонорности и смычности. Дело в том, что антропофони-ческие свойства тона как субстантной базы кинакемы сонорности, использующей периодические колебания как основную характеристику звука, в принципе не допускают перерыва в звучании, тогда как смычка, естественно, образует такой перерыв в момент выдержки. Поэтому смычка при сонорности должна осуществляться без перерыва звучания. У коллизии смычности и сонорности есть три решения: назальное, при котором ртовая смычка сочетается с непрерывным носовым резонансом; латеральное, при котором язычная смычка сопровождается боковым протоком; вибрантное, при котором смычка быстро чередуется с протоком. Из этого следует, что назальность у сонорных смычных — не особая кинакема, а автоматическое следствие сочетания положительных кинакем смычности и сонорности вместе с отрицательными кинакемами непроточности и нешумности.Как латеральность, так и вибрантность по своим субстантным свойствам могут выступать в качестве реализаций и сочетания кинакем смычности и проточности и отдельной кинакемы проточности. В конкретных условиях языковой системы согласные фонемы типа /1/ и /г/ могут иметь различные кинакемные структуры и входить в разнообразные модальные классы и локальные ряды, при этом они вступают в достаточно сложные взаимоотношения друг с другом. Как известно, во многих языках коллизия между ними устраняется путем исключения одной из этих фонем из консонантизма, как в японском и китайском языках, или путем их аллофонического объединения в одной фонеме, как в корейском языке. Встречается спирантизация /г/ как способ разрешения коллизии — в английском, чукотском, нганасанском языках, в казымском диалекте хантыйского языка. Возможно разведение /l/ и /г/ по разным локальным рядам — так, в ваховском диалекте хантыйского языка /г/ отнесен к какуминальному ряду и этим отличается от дентального /1/. В языках немецком, французском, эскимосском /г/ включается в активно-зацентральный локальный ряд, тогда как /1/ принадлежит к центральному ряду.

При наличии в консонантизме смычно-проточного преградного класса фонем в него могут войти как /1/, так и /г/, но их совместное включение в такой класс едва ли возможно, и в него входит одна из этих фонем, другая же фонологически трактуется как чисто проточная, причем возможны два варианта такого распределения. В английском языке бесспорно проточным является сонант /г/, и потому/1/ — единственная смычно-проточная сонорная фонема. В русском же языке, напротив, к чисто проточным следует отнести Д/, трактуя /г/ как единственный смычно-проточный сонант. Если ограничиться рассмотрением орфоэпической нормы и чисто фонетических свойств оооих сонантов, для такого заключения оснований нет; но языкознание не может отмахиваться от всех так называемых «дефектов» артикуляции, если они получают достаточно широкое распространение в узусе. Понятие дефекта следует строго ограничить случаями патологии речевого аппарата; недостижение нормативных параметров по другим причинам имеет своим следствием не дефект, а индивидуальный аллофон, который может получить широкое распространение и тем самым стать объектом фонологического анализа. Как известно, среди носителей русского языка немалое число произносящих Д/ и /г/ с заметными отклонениями от нормы, но при этом /г/ всегда сохраняет вибрантную артикуляцию, тогда как Д/ теряет смычность и реализуется в виде губного проточного сонанта. Оба отклонения не приводят к фонемным смещениям и потому не препятствуют идентификации обеих фонем. Наличие несмычного аллофона у Д/ при отсутствии не-вибрантных аллофонов у /г/ свидетельствует о принадлежности первой фонемы к преградному классу проточных, а второй — к классу смычно-проточных.

Categories :

Новости

Яндекс.Метрика