Процесс охоты

1394267071_process-ohoty-1-9942584 Начну со вторых, хотя бы потому, что в названии статьи они идут первыми. Да и вас, уважаемые читатели, наверное, больше интересуют те, кому большинство из вас платит деньги. О самих себе вы и сами все отлично знаете. Ну, а тем, кто является организатором охот, или особым почитателям «себя любимого» достанется от меня о клиентах всего несколько абзацев.Первая категория тех, кто едет в Африку, — это «понтачи». Не от слова «панты», а от слова «понт». Тот самый, который дороже денег. К слову, хотя и говорю я про Черный континент, но все сказанное, думаю, так же смело можно отнести и к большинству «парадных» охот: Новая Зеландия, охота на Марко Поло, Камчатка, фазанья охота в дворцовых хозяйствах Европы и т.д. Для этой части клиентов подобные охоты примерно то же самое, что массивные золотые часы с брюликами на руке, яхта морского класса на Химкинском водохранилище, на борту которой реально можно лишь водки попить, ну, и длинноногая, но малообразованная «моделька» под боком.Конечно, приятно, развалясь на мягком диване и имея под ногами шкуру льва, а на стене голову носорога, лениво рассказывать широко открывшим рот приятелям, партнерам и подчиненным о полных опасностей и чаще всего надуманных приключениях и подвигах в буше, показывать свои фотографии в героических позах на фоне трофеев. А еще здорово обратить внимание «поклонников» на часть стены, увешанной наградами от различных клубов за добытые трофеи. При этом скромно умолчать о том, что в подавляющем большинстве случаев размер трофея, а следовательно, и награды зависит не от твоего умения или удачи, а от количества купюр, отданных организаторам охоты.Но в конечном итоге решать, как охотиться, — это личное дело каждого человека, и не мне судить таких «трофейщиков». В конце концов, они тратят на это (надеюсь) свои деньги, так что вправе получать за них то, что хотят или что для них ценнее. К тому же, так или иначе, они поддерживают охотничью отрасль, охотничьи хозяйства и фирмы, за что им отдельное спасибо. К тому же ни для кого не секрет, что для многих организаторов такой клиент самый желательный и выгодный. Прилетит на личном самолете или вертолете, привезет кучу сопровождающих (от охраны до «моделек» — не охотятся, но деньги за них платят), пьет себе водку или виски в неограниченных количествах, кушает шашлыки и в процесс охоты особо не лезет. Такому и рекордного слона или барана Марко Поло «привязать» не грех, главное — по-умному подвести ему чемпиона под прицел. Может легко и кондиционеры с генератором и топливом привезти в саванну и потребовать поставить их в пятизвездочную палатку. А чего не поставить? Если за его счет? Очень выгодный клиент!Другая категория, к счастью значительно большая, — это те, кто охотится ради самой охоты и положительных эмоций от нее. При желании их можно тоже разбить на несколько подгрупп, но стоит ли? Их объединяет главное — любовь к самому предмету, а уж что для кого главное, цель или дорога к ней, — это уже второй вопрос. Именно эта категория клиентов как самая массовая и привлекательная в силу своей стабильности ценна для охотничьих компаний и аугфиттеров. Такой клиент, если найти с ним общий язык и паритет интересов, может работать с организатором туров и пользоваться его услугами много лет. То есть быть постоянным клиентом, приносящим стабильный доход.Обещанные несколько абзацев закончились. Поэтому перейду ко второй стороне — организаторам охот. Вернее сказать, к одной из самых главных их составных частей — именно проводникам, или профессиональным охотникам — так эта специальность официально зовется в Африке. Не будем путать владельца или руководство охотничьей компании, принимающей вас на сафари, с «пиэйчами». У них разные функции, а порой и задачи. Поговорим только о проводниках. Хотя в небольших фирмах или на охотничьих ранчо эти две главные должности очень часто объединены в одном человеке. В больших же компаниях часто работает до десятка и более «пиэй-чей», обслуживая разных клиентов. Именно их я и имею в виду.Итак, проводники. Их тоже условно можно разделить на две основные группы. Я не говорю о чертах характера, уровне мастерства, опытности и прочих условностях, речь только об отношении к предмету — охоте и клиенту, участвующему в ней. В зависимости от выбранной в своей работе позиции и отнесем «пиэйчей» к разным категориям.Первая — это те, кто относится к приезжему охотнику как к автомату для нажатия на курок и выдаче чаевых. Нет, этот проводник может быть прекрасным собеседником и стойким собутыльником, веселым рубахой-парнем или внимательным слушателем, с которым хорошо провести часы отдыха в лагере. Он может иметь многолетний опыт охот и отлично развесить привады на льва. Одним коротким взглядом определить трофейную ценность мелькнувшего в буше животного. Он быстро и метко стреляет и добьет за вас опасного подранка. Но вы абсолютно ему неинтересны именно как охотник.Он не рассказывает вам о своих мыслях и идеях. Не поясняет план текущих действий, даже не делает вид, что советуется с вами по процессу охоты или спрашивает ваше мнение о нем. То есть он не ваш товарищ по совместной охоте, не ваш советчик и учитель, а всего лишь (пусть даже высококвалифицированный) ремесленник. Как механик в автосервисе, куда вы загнали на ТО свою дорогую иномарку. Все готово — садись за руль или нажимай на курок. А что еще нужно? Зверь выставлен, и размер трофея соответствует законным требованиям. После точного попадания дежурная похвала, более или менее энергичное рукопожатие, и можно в лагерь — расслабиться за порцией прохладительного или чего покрепче. В таком случае клиент и «пиэйч» не партнеры, особенно это несоответствие интересов усиливается при незнании первым английского языка или при отсутствии переводчика-сопровождающего.«Постойте, постойте! — скажете вы. — А как же душевные переживания клиента? Его, возможно, многомесячная, а то и многогодовая подготовка к этой охоте?» Согласен! Ведь ради чего мы в первую очередь едем в Африку (и не только)? Не знаю, как вы, но я и большинство моих знакомых охотников едем туда в первую очередь за охотой. То есть именно за охотничьей жизнью. Конечно, трофей — венец всей поездки, но это всего лишь вещь — мертвые рога, шкуры, черепа. Пусть очень ценные, но не живые. Эмоции, переживания, волнение, личное участие в процессе гораздо интереснее и важнее. Ну, вспомните древних: «Цель ничто, движение все!» Или поближе — например, Жванецкого: «Меняю добрые воспоминания на сегодняшние впечатления».

Я, когда еду на охоту в Африку, трачу на это время и немалые деньги, в первую очередь хочу главного — пожить жизнью африканского охотника, исследователя и путешественника. Залезть, пусть и с относительным современным комфортом, в его романтическую шкуру.

Автор: Admin
Прочитано:
Комментариев: 0

Categories :

Новости

Яндекс.Метрика